?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

13 ноября спектаклем «Чудо Святого Антония» Мориса Метерлинка родился новый театр – Третья студия Московского художественного театра – переименованная впоследствии в театр имени своего основателя и руководителя - Евгения Вахтангова.
          В конце 1913 несколько студентов из разных московских учебных заведений решили создать Студенческую драматическую студию и играть по модной тогда системе Станиславского. Но помочь студентам-любителям профессионалы не соглашались. Наконец после долгих уговоров за руководство взялся молодой актёр и режиссёр, ученик Станиславского, Евгений Багратионович Вахтангов. Первый поставленный спектакль провалился, и руководство МХТ запретило Вахтангову работать с непрофессиональными студийцами. Но запреты оказались бессильны. Новые репетиции стали проводиться потихоньку в квартире в Мансуровском переулке. Позже одна из студиек выберет себе сценический псевдоним по имени этого переулка, с ним и войдет навсегда в историю сценического искусства — Цецилия Львовна Мансурова, легендарная первая исполнительница роли принцессы Турандот.
  Молодая студия искала пьесы, соответствующие новому революционному времени. А время менялось стремительно. На борьбу с постреволюционной разрухой пришёл НЭП. В драматургическую моду стремительно вошли пьесы лёгких жанров. Выбор пал на сказку Карло Гоцци «Принцесса Турандот», но поначалу никто к этому всерьёз не отнесся. При обсуждении пошли шуточки. А для их литературной обработки и придумывания интермедий был приглашен Николай Эрдман. Так, с современными шуточками, и начались репетиции спектакля, которому предстояло стать символом нового театра. Но сам Вахтангов заболел и не смог прийти даже на премьеру. Успех спектакля был оглушительным, превзошедшим все ожидания.
  После смерти Вахтангова студия стала называться Государственной академической Студией имени Евгения Вахтангова. Именно то огромное желание вахтанговцев быть вместе и не отдать свой театр в чужие руки привела к творческой атмосфере дружбы, верности друг другу, которая ещё долгие годы существовала в театре Вахтангова.
     В 1926 театр обратился к писателю Михаилу Булгакову с просьбой о написании легкого водевиля на современную НЭПовскую тему. Пьеса вскоре появилась — «Зойкина квартира». Но водевильная весёлая, казалось бы, безыдейная пьеса скрывала за внешней лёгкостью серьёзную общественную сатиру, и спектакль был запрещен по решению Наркомата просвещения 17 марта 1929 с формулировкой: «За искажение советской действительности».
         То, за что другие театры закрывались, а режиссёры попадали не просто в немилость, а в тюрьмы, театр Вахтангова лишь журили. Мемуаристы, в том числе Юрий Елагин и Анна Масс, объясняют это тем, что среди почитателей талантов Вахтанговского театра были самые высокопоставленные властители времени: «В двадцатые и тридцатые годы завсегдатаями его были члены правительства, руководящие работники ОГПУ, а потом НКВД. В их числе — Авель Енукидзе, Климент Ворошилов, заместитель начальника ОГПУ Агранов, сам Сталин. Актриса театра, вспоминала, что ещё и до середины двадцатых Сталин приходил запросто и садился в шестом ряду партера. Позднее его постоянное место было в правительственной ложе, в углу второго ряда, за широкой спиной телохранителя» — писала в мемуарах «Вахтанговцы, старшее поколение» Анна Масс.  
           Государственная структура требовала постановок, прославляющих советскую власть, на сценах всех театров шла Лениниана — спектакли про вождя революции. В Вахтанговской студии «главным Лениным» стал актёр Борис Щукин. В московских театральных кругах ещё долгие годы рассказывали, как актёры-вахтанговцы были приглашены принять участие в Кремлёвском праздничном концерте для Сталина и его свиты, показать сцены из идеологически выдержанного спектакля. За актёрами прислали машину. В неё и сели уже загримированные Рубен Симонов в образе Сталина и Борис Щукин в образе Ленина. Водитель, боясь опоздать, включил скорость. На подступах к Кремлю превысившую скорость машину остановил милиционер. Каков же был его ужас, когда возле водителя он увидел Сталина (Р.Симонов)! Но за ним в автомобиле находился… Ленин (Б.Щукин)! А автомобиль направлялся в Кремль.
  В годы войны театр был эвакуирован в Омск.  
        В 70-е коммунистическая идеология и пропаганда заняла основное место в культуре страны, в том числе и театральном искусстве. Театр Вахтангова тоже стал соответствовать идеологической направляющей линии, хотя на сцене постоянно ставились и классические произведения («Антоний и Клеопатра» Шекспира — 1971, «Маленькие трагедии» А. С. Пушкина — 1974). Традиции театра пытался как мог хранить и в то же время ревностно соответствовать государственному и партийному руководству новый главреж, Евгений Рубенович Симонов, но в годы начала перестройки ему пришлось покинуть свой любимый театр, где он, по сути, вырос. В 1987 театр возглавил один из ведущих актёров театра Михаил Ульянов и возглавлял до самой смерти в 2007. За это время опять был возобновлён (1991) спектакль «Принцесса Турандот» уже в новом составе и с новыми «перестроечными» комментариями; в театре работали много интересных режиссёров, было поставлено много совершенно неожиданных по стилистике спектаклей.
       До сих пор каждый спектакль театра предваряет записанный на магнитофон голос М. А. Ульянова: просьба к зрителям выключить мобильные телефоны перед входом в зрительный зал и началом спектакля.

По материалам сайта https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A2%D0%B5%D0%B0%D1%82%D1%80_%D0%B8%D0%BC%D0%B5%D0%BD%D0%B8_%D0%95._%D0%91._%D0%92%D0%B0%D1%85%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B3%D0%BE%D0%B2%D0%B0

Profile

nekrasov1979
Улыбка Чеширского Кота

Latest Month

November 2017
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
2627282930  

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Tiffany Chow